Агглютинативные языки

Лингвистическая типология
Морфологическая
Аналитические языки
Изолирующие языки
Синтетические языки
Флективные языки
Агглютинативные языки
Полисинтетические языки
Олигосинтетические языки
Морфосинтаксическая
Морфосинтаксическое кодирование
Номинативная
Эргативная
Филиппинская
Активно-стативная
Трёхчленная
Типология порядка слов

Агглютинати́вные языки́ (от лат. agglutinatio — приклеивание) — языки, имеющие строй, при котором доминирующим типом словоизменения является агглютинация («приклеивание» различных формантов (суффиксов или префиксов)), причём каждый из них несёт только одно значение.

Агглютинативный строй противоположен флективному, в котором каждый формант несёт сразу несколько неразделимых значений (например, падеж, род, число и т. п.). Важнее то, что в агглютинативных языках форманты не образуют неделимых структур и не изменяются под влиянием других формантов.

Синтетические языки, в которых словоизменение происходит не агглютинативным способом, называются флективными. Их особенностью является свойство формантов «склеиваться» в неделимое целое с определённым набором разных значений, часто существенно видоизменяясь.

Иногда понятие агглютинации распространяется на все синтетические языки, что некорректно. При таком употреблении данный термин будет включать также флективные языки и в целом все языки, в которых имеется словоизменение. Вообще, зачастую бывает сложно определить господствующий принцип словоизменения в языке. Синтетические языки, например, могут включать некоторые агглютинативные элементы, оставаясь в целом флективными.

Обычно агглютинативные языки содержат много суффиксов/морфем в одном слове. При этом исключения, как правило, минимальны. Например, в японском языке имеется всего два неправильных глагола (которые «несильно» неправильные), в турецком языке — один, а в кечуа неправильных глаголов нет вовсе.

Агглютинативными являются тюркские, некоторые финно-угорские, монгольские, тунгусо-маньчжурские, корейский, японский, грузинский, баскский, абхазо-адыгские, нахско-дагестанские, бурушаски, дравидийские, часть индейских и некоторые африканские языки. К агглютинативным языкам относился также и шумерский язык[1] (язык древних шумеров).

Многие искусственные языки, в том числе большинство плановых (эсперанто, идо), являются агглютинативными.

Многие языки развились в условиях конвергентной эволюции. Полагается, что существует общая тенденция к переходу агглютинативных языков во флективные, которые затем переходят в несинтетические языки, развивающиеся далее в изолирующие, возвращающиеся со временем в агглютинативные. Однако это только предположения, описанные в теории грамматикализации и общими лингвистическими процессами (особенно апокопа в конце слова и элизия).

Подробнее см. language drift.

Примеры:

  • казахский: «моим друзьям» — достарыма (дос — «друг», -тар — формант множественного числа, -ым — притяжательный формант 1-го лица «мой», -а — формант дательного падежа);
  • киргизский: «моим друзьям» — досторума (дос — «друг», -тор — формант множественного числа, -ум — притяжательный формант 1-го лица «мой», -а — формант дательного падежа);
  • татарский: «в его письмах» — хатларында (хат — «письмо», -лар — формант множественного числа, -ын — притяжательный формант 3-го лица, -да — формант местного падежа);
  • вайнахский:
  1. «Для отца» — Денна (Да — «отец», -нна — формант падежа);
  2. «К отцу» — Дега (Да — «отец», -га — формант падежа);
  3. «От отца» — Дегара (Да — «отец», -гара — формант падежа);
  4. «С отцом» — Деца (Да — «отец», -ца — формант падежа);
  5. «Вместе с отцом» — Децани (Да — «отец», -цани — формант падежа);
  6. «У отца» — Дегахь (Да — «отец», -гахь — формант падежа);
  7. «В сторону отца» — Дегахьа (Да — «отец», -гахьа — формант падежа);
  8. «Со стороны отца» — Дегахьара (Да — «отец», -гахьара — формант падежа);
  9. «Через отца» — Дегагıола (Да — «отец», -гагıола — формант падежа);
  10. «Про отца» — Деха (Да — «отец», -ха — формант падежа);
  • чувашский: ытарсапĕтермеллемарскерĕмĕрсем (ытар — «превозмогать желания, влечения», -са — аффикс добавочного действия[2], -пĕтер — глагол «закончить», -мелле — аффикс, обозначающий обязанность, -мар — аффикс отрицания, -скер — аффикс субстантивации[3], -ĕмĕр — аффикс уважительного обращения, -сем — аффикс множественного числа). В итоге, исходное слово «ытар» проходит через следующие трансформации смысла:
  1. ытар — «превозмогать желания, влечения»;
  2. ытар-са-пĕтер — «превозмоги желание, влечение» (пĕтер — «закончить»);
  3. ытар-са-пĕтер-мелле — «необходимо превозмочь желание»;
  4. ытар-са-пĕтер-мелле-мар — «не нужно превозмогать желание»;
  5. ытар-са-пĕтер-мелле-мар-скер — тот, от кого невозможно отвлечься/оторвать внимание (например, отвести взгляд);
  6. ытар-са-пĕтер-мелле-мар-скер-ĕмĕр — уважительное обращение к тому, от кого невозможно отвлечься/оторвать внимание;
  7. ытар-са-пĕтер-мелле-мар-скер-ĕмĕр-сем — уважительное обращение к тем, от кого невозможно отвлечься/оторвать внимание.
другие языки
العربية: لغة إلصاقية
azərbaycanca: Aqqlütinativ dillər
беларуская (тарашкевіца)‎: Аглютынацыйныя мовы
brezhoneg: Yezh daspegel
Esperanto: Aglutina lingvo
עברית: לשון מדבק
Bahasa Indonesia: Bahasa aglutinatif
日本語: 膠着語
한국어: 교착어
norsk nynorsk: Agglutinerande språk
sicilianu: Agglutinazzioni
srpskohrvatski / српскохрватски: Aglutinativni jezici
Simple English: Agglutinative language
slovenščina: Aglutinacijski jezik
Türkçe: Eklemeli diller
oʻzbekcha/ўзбекча: Agglyutinativ tillar
中文: 黏着语